ИА REX. ЮВЕНАЛЬНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ В ЦИФРАХ И ФАКТАХ / ВЛАДИМИР ПАВЛЕНКО

До встречи в СССР!

Сайт Бердского отделения общественной организации "Суть времени"


Сентябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930  

ИА REX. ЮВЕНАЛЬНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ В ЦИФРАХ И ФАКТАХ / ВЛАДИМИР ПАВЛЕНКО

22.07.2013

    28 июня в Москве прошла важная и интереснейшая пресс-конференция, созванная руководством «Родительского Всероссийского Сопротивления» («РВС») — молодой организации, созданной в феврале 2013 года в целях противостояния ювенальным технологиям, которые усиленно внедряются в последние годы рядом политиков и общественных деятелей либерально-западнической ориентации.

    Напомним, что в учредительном съезде «РВС», созданного совместными усилиями общественного движения «Суть времени» Сергея Кургиняна и Ассоциации родительских комитетов (АРКС) Ольги Летковой, который прошел 9 февраля 2013 года в Колонном зале, посетили Президент России Владимир Путин и Руководитель Администрации главы государства Сергей Иванов. Именно это позволило тогда автору этих строк охарактеризовать съезд как «главное событие наступившего политического года», «формирующее и задающее вектор развития страны на гораздо более длительную перспективу, чем один год» (http://www.iarex.ru/articles/33860.html).

    Второе, о чем следует упомянуть в связи с рождением и первыми, весьма обнадеживающими, результатами деятельности «РВС», — это то, что появление молодой родительской организации произошло как нельзя вовремя. Сформировавшись и окрепнув в ходе ряда антиювенальных митингов и других мероприятий, проведенных летом и осенью 2012 года, она заявила о себе при помощи высокой общественной активности. За несколько месяцев активистами будущего «РВС» из «Сути времени» и АРКС было собрано более 250 тыс. подписей (причем, реальных, «живых», а не электронных) против принятия ювенальных законов, которые затем были публично переданы в Администрацию Президента Российской Федерации и Государственную Думу. Это позволило патриотической оппозиции приступить к практической реализации активного права, провозглашенного главой государства Владимиром Путиным в рамках мер по развитию гражданского общества. Результатом этой напряженной работы стала не только приостановка обоих ювенальных законопроектов, инициаторами которых выступил думский Комитет по вопросам семьи, женщин и детей во главе с Еленой Мизулиной и при активном участии Екатерины Лаховой, но и явное замешательство этих и других лоббистов пресловутой «ювеналки». Примечательным следствием такого замешательства в рядах ювенальных идеологов стало изменение даже самого языка, на котором идет обсуждение этой важнейшей для общества проблемы: вместо «защиты детей» они стали «на ходу» перестраиваться и перекрашиваться в защитников семьи и семейных ценностей.

    Однако своих планов сторонники введения в России западных «семейных стандартов» не оставили, о чем наглядно свидетельствует создание ими в декабре 2012 года при поддержке ряда представителей крупного бизнеса, в том числе глобального, так называемой Национальной родительской ассоциации (НРА). Показательно, что выступившие ее фактическими учредителями упомянутый думский комитет Елены Мизулиной, Общественная палата (Борис Альтшулер), Патриаршая комиссия по вопросам защиты семьи и материнства (о. Дмитрий Смирнов) с самого начала и не скрывали, что противопоставляют свою деятельность «Сути времени» и АРКС. Усилившаяся в связи с этим ювенальная угроза, которую даже в условиях остановки принятия соответствующих законов ощутили многие семьи, прежде всего самые беззащитные, и побудила к созданию «РВС», на учредительном съезде которого и выступил Владимир Путин.

    Такова краткая предыстория вопроса.

    Теперь о самой пресс-конференции, прошедшей в Экспериментальном творческом центре (ЭТЦ) Сергея Кургиняна и предъявившей обеспокоенной российской общественности убийственные факты даже не «перегибов на местах», а, по сути, системного, беспардонно противозаконного и наглого вторжения в семьи с целью отобрания детей и реализации несостоявшихся ювенальных законопроектов явочным порядком — не мытьем, так катанием.

    Не в бровь, а в глаз бьет тема созванной «РВС» пресс-конференции: «Органы опеки — спасители детей или узаконенный ювенальный киднепинг?». Вместе с председателем «РВС» Марией Мамиконян, судьей в почётной отставке с многолетним стажем Людмилой Виноградовой и психологом Жанной Тачмамедовой, в мероприятии приняли участие и жертвы ювенального произвола — те, кому «РВС» смогло помочь, подняв общественность и добившись судебных решений, которые отвели беду от их семей и поставили на место органы опеки, указав на противоправность их действий.

    Немаловажную роль в предании этих действий общественной гласности сыграли СМИ, прежде всего телеканал «Россия-1», собравший в своей студии на выпусках передачи «Прямой эфир» всех участников (эфиры от 13 и 20 июня).

    Сразу подчеркнем, что семьи Воропаевых и Воротынцевых, потерпевшие, а точнее, натерпевшиеся от «попечительского» произвола, далеко не единственные в этом списке спасенных, а лишь последние (дай Бог!), относительно недавние «прецеденты», если можно так выразиться, когда речь идет о судьбе малолетних детишек. Ранее «РВС» уже удалось вырвать из рук «ювенальщиков» и вернуть в родные семьи незаконно и несправедливо отобранных детей из самых разных семей и регионов. География случаев весьма широка — от Тверской до Новосибирской областей: Борисевичей, Низамутдиновых, Шевалдиных, Конновых и Дерябиных.

    Вначале о существе обоих вопросов, которые оказались в центре пресс-конференции.

    Принявшая участие в ней Светлана Воропаева — 39-летняя мать двоих детишек — восьмилетнего Жени и трехлетней Маши, воспитывает их без мужа, с помощью мамы — музыкального педагога на пенсии. Сама Светлана тоже педагог, только сурдолог, окончившая ВУЗ с красным дипломом.

    Вторая потерпевшая — 18-летняя Валерия Воротынцева, также воспитывающая своего ребенка, десятимесячного Витю, без мужа. В мероприятии приняли участие ее мать, бабушка малыша, — финансист в компании, занимающейся промышленным альпинизмом, и друзья семьи — адвокат Виктория Фертова и Данила Роцкий, которого, как и его супругу Ольгу, в ходе инцидента избили сотрудники полиции. Сама Валерия не пришла ввиду нахождения в этот момент в больнице с маленьким сыном, серьезно заболевшим в результате «попечительской заботы» о его правах сановных «тетенек» и «дяденек».

    Оба случая как будто «списаны» под копирку, что указывает на характерную, обвинительную тенденцию в деятельности некоторых представителей органов опеки, которые явно следуют некоей «презумпции виновности» родителей, за которой легко угадывается как привычка к чиновничьей безнаказанности, так и распущенность, объясняемая утратой всех и всяческих морально-нравственных норм. В том числе представлений о том, «что такое хорошо, и что такое плохо», что в советские времена будущие взрослые впитывали еще со стихами Владимира Маяковского.

    И это при том, что, по данным, которые содержатся в Концепции государственной семейной политики России до 2025 года, только 6% детей отбираются у родителей в связи с угрозой их жизни и здоровью и лишь 2% — из-за жестокого обращения родителей. Ясно ведь, что главные опасности подстерегают подрастающих граждан нашей страны не в семье, где они, наоборот, получают заботу и защиту, а на улице, в учебных заведениях и т.д. То есть, прежде всего, в окружающем их обществе.

    И к Воропаевым, и к Воротынцевым в квартиру просто-напросто врывались, точнее, вламывались без всяких на то законных оснований. Игнорируя не только их права, но и статью 25-ю действующей Конституции РФ, в которой черным по белому записано, что «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения» (http://www.constitution.ru/10003000/10003000-4.htm).

    Разумеется, при этом не предъявлялись никакие документы, не было попыток как-то квалифицировать (или хотя бы «изобразить») видимость таких, установленных законом, случаев. Даже до ответов несчастным, подвергающимся форменному насилию родственникам никто не «опускался» (не «царское», видимо, дело!). Детей изымали под надуманными предлогами, а порой и без внятных поводов, увозя их в неизвестном направлении, что очень походило на натуральное похищение. Тем более, речи не было ни о каких законных процедурах. Мы уж не говорим о понятых, присутствие которых, как и оформление соответствующих документов, является обязательным. Никто из «попечителей» и являвшихся по их «свистку» «правоохранителей» (на кавычки мы имеем полное право, ибо незаконность их действий установлена судом), об этих «второстепенных» вещах даже и не вспоминал. «Бал правило» р-р-революционное «правосознание»: отнять и поделить детей между потенциальными усыновителями. Одна из потерпевших рассказала, что в одной из детских медицинских инстанций ей, разумеется, «не под запись», разъяснили, что так «они» действуют в случаях, когда на ребенка — конкретного или примерно такого — имеется заказ от потенциальных усыновителей. Разумеется, в большинстве случаев это — иностранцы.

    Пытавшихся воспрепятствовать беззаконному отобранию своих детей Воропаевых затолкали и закрыли в туалете, не дав даже попрощаться с детьми. А вот друзьям семьи Воротынцевых «повезло» еще меньше: им за попытку отстоять право маленького человечка на свой дом, свою маму и свою семью и провинившегося только громким плачем (у ребенка режутся зубы), вообще пришлось обращаться за медицинской помощью и фиксировать побои.

    На пресс-конференции неоднократно «всплывала» информация о возможном существовании в органах опеки неких «негласных» и «устных» инструкций обвинительного порядка, что и позволяет их представителям действовать столь бесцеремонно и в то же время настойчиво, как бы опасаясь за свою судьбу в случае «недобора» количественных показателей. Причем, язык начинает «спотыкаться» об это словосочетание — «количественные показатели» — как только вспоминаешь, что речь идет о малютках, которые вообще не понимают, что с ними происходит, куда и зачем их везут незнакомые взрослые.

Важным содержательным итогом пресс-конференции явилось обсуждение разработанных специалистами «РВС» в апреле 2013 года законодательных инициатив, перспектива реализации которых опирается на сформированное уже против «ювеналов» общественное мнение и готовность граждан не допустить отобрания у них детей.

Прежде всего, предлагается установить уголовную ответственность за незаконные действия сотрудников органов опеки и полиции. Мария Мамиконян в связи с этим упомянула, что на одной из передач «Прямой эфир» психолог Ольга Маховская в ответ на данное предложение представителей «РВС» недвусмысленно воскликнула: «Кто же тогда пойдет работать в опеку?!». Так что, непременным условием для устройства на ответственную социальную работу, если исходить из этой «оговорки по Фрейду», следует считать безответственность и безнаказанность?

    Надо отметить, что сегодня эта ответственность, и то весьма умозрительная, предусмотрена лишь в случае «неоднократных нарушений» или действий «из корыстных побуждений». Исходя из существующей судебной практики, доказывается это очень трудно.

    Также предлагается существенно изменить порядок лишения родительских прав, а именно: учитывать мнение самого ребенка с 5-летнего возраста.

    Очень важно еще одно предложение инициаторов коррекции действующего законодательства из «РВС». При экстренном изъятии ребенка из семьи в случае, если его жизни или здоровью угрожает реальная опасность, органы опеки обязаны в 48-часовой срок обратиться в суд. И предъявить туда иск о лишении или ограничении родителей родительских прав и с ходатайством об отобрании ребенка (или детей) в порядке обеспечения иска. А суды обязать рассматривать такие ходатайства в течение 8 часов, с обязательным участием в судебном заседании прокурора, обоих родителей и адвоката, представляющего их интересы.

    При экстренном изъятии ребенка приоритет перед другими способами его размещения предлагается, на наш взгляд, совершенно справедливо, отдавать кровным родственникам, отодвинув на второй план детские учреждения, которые могут быть задействованы только в крайнем случае.

    Думается, что любой нормальный человек в здравом уме и доброй памяти не будет спорить с тем, что меры эти в свете недавнего ювенального беспредела, примеры которого были представлены лидерами «РВС» на пресс-конференции, не только назрели, но и перезрели. В противном случае как бы гражданам не пришлось укреплять двери и обзаводиться разрешенными действующим законодательством средствами самообороны, чтобы реализовать свое конституционное право на защиту своей семьи и своего жилища.

    В заключение — даже не о морали и нравственности, а вот о чем.

    Читать соответствующие проповеди и вести «среди взрослых дядей и тетей», являющихся, к тому же, ответственными должностными лицами, разъяснительную работу можно и нужно. Но лишь до поры — до времени, которое, на наш взгляд, давно настало. Поэтому сегодня, чтобы не уподобляться известному персонажу басни Ивана Крылова, следует не смотреть на то, как «Васька слушает, да ест», а обратить вспять наметившиеся тенденции разрушения семьи. Если мы не хотим, чтобы у нас, наших детей, внуков и страны в целом отобрали будущее.

    Владимир Павленко — доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для ИА REX.